Не спрячетесь. Как технологии помогут находить убийц, насильников и мародеров из российской армии

24 апреля, 12:43
Эксклюзив НВ
Цей матеріал також доступний українською
Российские оккупанты массово убивали мирных жителей города Буча (Фото:REUTERS/Zohra Bensemra)

Российские оккупанты массово убивали мирных жителей города Буча (Фото:REUTERS/Zohra Bensemra)

Искусственный интеллект, технологии распознавания лица и блокчейн помогут в розыске российских военных преступников.

Война в Украине стала первой в своем роде настоящей цифровой войной, о которых раньше человечество могло лишь смотреть в фильмах и читать в книгах. Война, которая длится менее двух месяцев, уже полностью изменила подход к вооруженным противостояниям, ведь теперь все решается не только непосредственно на поле боя (хотя это, конечно же, остается самым важным аспектом войны), но и в цифровом мире. В мире, где правят технологии.

Видео дня

Наземные и воздушные бои с активным использованием беспилотников и дронов сопровождаются противостоянием хакерских группировок, взломов и сливов ценной информации, а также информационной войной.

Министр цифровой трансформации Михаил Федоров использует Twitter-дипломатию, чтобы убедить технологические компании покинуть Россию и помочь Украине. Одним из первых на помощь пришел Илон Маск, предоставив станции спутникового интернета Starlink. Спустя почти два месяца войны это сотрудничество уже выходит на новый уровень — проект уже приступил к открытию представительства в Украине.

«Впервые в истории войн боевые действия переместились в невидимый цифровой мир. Сегодня киберфронт является одним из важных фронтов в войне с российским агрессором. Некоторые международные издания называют нас „грозной боевой машиной“. Но на самом деле, мы просто делаем свою работу в новых реалиях», — говорит Федоров.

Адаптация Минцифры для отслеживания военных преступлений

Министерство цифровой трансформации развивает собственную IT-армию, запустило криптофонд Aid For Ukraine, в который свои средства могут перевести владельцы криптовалюты со всего мира, а также активно обновляет приложение Дія. Было запущено сразу несколько полезных ботов в Telegram, среди которых єВорог, позволяющий гражданам оперативно отправлять позиции россиян и их военной техники.

Временнация оккупация Бучи, Ирпеня и других городов в Киевской и Черниговской областях показала миру истинное лицо российской армии, чьими жертвами стали сотни мирных людей — массовые расстрелы, похищения, акты насилия и издевательств, за которые украинская власть пообещала возмездие.

Тогда же Минцифры обновили функционал єВорога — теперь с его помощью можно сообщать о военных преступлениях, совершенных русскими солдатами.

«У многих людей во дворах есть камеры наблюдений — они могут помочь нам отследить этих убийц и мародеров. К примеру, у нас есть уже 31 заявка от пользователей, которые дали нам информацию об преступниках, действовавших в Буче или Ирпене», — рассказывает руководитель по развитию электронных услуг в Минцифре Мстислав Баник.

Сейчас єВорог даже не нужно искать в Telegram — он доступен через приложение Дія на стартовом экране. Чат-ботом уже воспользовались более 253 тыс. человек. (Фото: скриншот НВ)
Сейчас єВорог даже не нужно искать в Telegram — он доступен через приложение Дія на стартовом экране. Чат-ботом уже воспользовались более 253 тыс. человек. / Фото: скриншот НВ

Враг пытался перебить сообщения от украинцев о передвижении российской техники и военных преступлениях российских солдат с помощью флуда и спама — жертвой такого хода стал, например, бот СБУ STOP Russian War. Чтобы отсекать оккупантов, был создан бот єВорог, в котором авторизация проходит через Дію.

Баник рассказывает, что россияне использовали Фотошоп, отправляли фотографии украинской техники, выдавая ее за русскую, а также оставляли многочисленные фейковые заявки. «Это все задачи, направленные на то, чтобы наши спецслужбы тратили больше времени и сил во время поиска полезной информации», — объясняет он.

С этой целью также был создан сайт warcrimes.gov.ua, который уже получил уже более 10 тыс. доказательств военных преступлений от свидетелей и пострадавших.

Российские пропагандисты сразу же запустили кампанию по отбеливанию своей армии — якобы все фото и видео из Бучи и других городов постановочные, а тела убитых людей специально разложили, чтобы «создать картинку» для международных СМИ.

Враг пытался перебить сообщения от украинцев о передвижении российской техники и военных преступлениях российских солдат с помощью флуда и спама в єВорог. Чтобы их отсечь, в боте ввели авторизацию через Дію. Баник рассказывает, что россияне использовали в этих целях Фотошоп, отправляли фотографии украинской техники, выдавая ее за российскую, а также создавали многочисленные ложные заявки. «Это все — задачи, направленные на то, чтобы наши спецслужбы тратили больше времени и сил в поиске полезной информации», — объясняет он.

Доказательство военных преступлений — очень сложная ведь. Сейчас все мировые лидеры заявляют о том, что зверства, которые россияне совершают в Украине, являются военными преступлениями, а президент США Джо Байден и вовсе назвал происходящее геноцидом. Однако юридической базы не всегда хватает, чтобы привлечь к ответственности уже даже пойманного обвиняемого. Помимо проблемы со сбором прямых и косвенных доказательств, существует также множество юридических проволочек, позволяющих убийцам избегать справедливого суда.

Журналист Джозеф Гедеон приводит пример летчика, который выполняет миссию над Украиной и гибнет. Если его сбивают с земли или он теряет жизнь в воздушном бою, то это следствие войны. Однако если этот же пилот выживет во время крушения самолета и погибнет во время сдачи в плен, это можно квалифицировать как военное преступление. Также солдаты могут оправдываться тем, что целились в военные объекты противника и не ожидали, что там будут гражданские, объясняет Иоанис Калпузос, профессор права из Гарварда. Подобную информацию опровергнуть не так уж просто, из-за чего возникает множество трудностей при передаче подобных дел в суд.

Как технологии помогут доказать военные преступления

Технологии кардинально изменили наши жизни — и вот настало их время, чтобы помочь правосудию найти тех, кто устроил (или до сих пор устраивает) террор на украинских территориях.

«На самом деле уже найдено много убийц, терроризировавших гражданских людей в Буче и Ирпене. За короткое время мы установим всю информацию об этих людях: их профили в соцсетях, где и с кем они служат и живут», — говорит Федоров. По его словам, в этих поисках очень помогают технологии распознавания лиц и искусственный интеллект.

Таким образом уже нашли мародеров из российской армии, которые отправляли награбленное в Украине из беларуского Мозыря. Общественность узнала их имена, номера телефонов, военные части и города проживания. В дальнейшем это должно помочь осудить их на международном уровне, а также отследить сослуживцев и командиров.

Авторы проекта Starling Lab, который поддерживается Стэнфордским университетом и Университетом Южной Калифорнии, планируют использовать в том числе технологию блокчейна, чтобы гарантировать сохранность доказательств преступлений россиян на территории Украины. Это еще одна возможность как минимум не позволить российской пропаганде сделать то, что она успешно сделала в 2014 году — заполонить социальные сети потоком фейков, существенно подорвав доверие людей к платформам.

Поиск фото и видеодоказательств преступлений, совершенных российскими военными — это лишь первый шаг в работе проекта. Дальше идет идентификация файла по его метаданным — эта информация сохраняется на блокчейне. Таким образом ее невозможно изменить, не потревожив «цифровую сигнализацию».

Профессор Стэнфорда Джонатан Дотан объясняет, что это делается не для того, чтобы создать «единую книгу правды»: блокчейн используется, чтобы информация находилась в нескольких возможных местах, что не дало бы злоумышленникам возможности изменить каждый из «кирпичиков» этой информации.

Дотан отмечает, что нельзя полагаться исключительно на опубликованные в социальных сетях, мессенджерах и Youtube доказательства. В качестве примера он вспоминает войну в Сирии: юристы и различные организации потеряли очень много информации о военных преступлениях просто потому, что со временем ее стерли алгоритмы социальных сетей — в том числе и после массовых обращений, главной целью которых, вероятно, было сокрытие фактов совершения военных преступлений.

Многие эксперты отмечают, что подход организации вряд ли существенно повлияет на неповоротливую бюрократическую машину — особенно если среди сохраненных доказательств найдут поддельные фото и видео. Убедить судей Международного криминального суда в Гааге в том, что цифровые доказательства стоит воспринимать максимально серьезно будет невероятно сложной задачей.

В руководстве Starling говорят, что осознают сложности, с которыми им предстоит столкнуться. Однако единственная альтернатива новому пути — бездействие. Сейчас, с доступными технологиями, у нас есть возможность изменить международную юриспруденцию.

«Да, доказать возможность использования цифровых доказательств будет непросто. Нам нужно придать этому максимально возможный вес. Мы всегда должны думать на перспективу: использование этих технологий действительно возможно», — уверяет Джон Джагер, бывший сотрудник Госдепа США, также участвующий в проекте Starling.

Федоров также придерживается этого мнения: «Я уверен, что после этой войны у нас получится изменить международное правосудие».

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Техно
Рассылка о том как технологии изменяют мир
Каждый понедельник

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X