Цифровая война. Как Минцифры подружилось с Илоном Маском и Google, освоило криптовалюту и построило собственную IT-армию

7 апреля, 20:03
Эксклюзив НВ
Цей матеріал також доступний українською
Как работает Министерство цифровой трансформации во время войны (Фото:REUTERS/Dado Ruvic/Illustration)

Как работает Министерство цифровой трансформации во время войны (Фото:REUTERS/Dado Ruvic/Illustration)

Создание и поддержка работы ІТ-армии, активное обновление функционала приложения Дия, коммуникация с мировыми технологическими компаниями по выходу с рынка РФ и даже привлечение Илона Маска к помощи Украине — вот неполный список того, как Минцифры трансформировало свою работу в военное время.

НВ поговорил с Александром Борянковым, заместителем министра цифровой трансформации Михаила Федорова, и руководителем по развитию электронных услуг в Минцифре Славой Баником о том, как быстро министерство включилось в работу во время войны и чего нам ждать в будущем. Пересказываем интервью в форме монолога.

Видео дня

Александр Борянков:

24 февраля я проснулся примерно в шесть утра — сразу пришло понимание, что началась война. Почти весь день прошел в телефоне: звонки, новости. Параллельно собирали вещи, связывались с друзьями, искали топливо для машины, чтобы добраться до безопасного места. Было ужасно видеть, как люди пытаются уехать из Киева, стоят в бешеных пробках.

Вечером и на следующий день уже пошла активная коммуникация внутри министерства, что нужно возобновлять работу и думать над своими задачами.

Работа с технологическими компаниями

С первых дней стало ясно, что нужно выработать совершенно новую стратегию противодействия этой агрессии. Мы понимали, что у России гораздо больше ресурсов, людей и техники, поэтому Украине нужно совершенствовать именно стратегическую работу. Никто не понимал, насколько это затянется, поэтому нам важно работать над тем, чтобы лишить Россию главного — ресурсов и денег, которые поддерживают их армию.

Идея цифровой блокады РФ возникла постепенно — сначала это была скорее просьба о помощи и больше реакция на происходящее, чем работа наперед. Вот мы увидели, что Google показывает пробки на определенных участках трассы — мы обратились в компанию с просьбой убрать эту функцию, потому что враг может увидеть скопление людей.

Помогло, что у нас были наработанные связи с крупными компаниями, конечно, не со всеми, но все же. Именно так и возникла идея обратиться за помощью к Илону Маску — тогда мы еще не думали о цифровой блокаде, просто было понимание, что нам нужна альтернативная форма связи из-за возможных атак на критическую инфраструктуру.

Потом пришло понимание, что нужно работать и на перспективу. Благодаря контактам, которые у нас были с Apple, Google, Meta, Netflix и другими крупными компаниями Кремниевой долины, переговоры с ними проходили (и проходят) довольно быстро.

Большой проблемой было то, что Россия для большинства компаний является достаточно большим рынком. Выход с российского рынка такого количества технологических компаний — это результат большого количества работы, поскольку часто у них есть крупные представительства в РФ; в некоторых из них российский менеджмент работал в головных офисах, из-за чего возникало сопротивление блокированию.

По состоянию на сегодняшний день, мы уже обратились в более чем 500 технологических компаний. Если прямые контакты не работают, мы пользуемся инструментом Twitter-дипломатии, делаем эти обращения публичными. И чем дальше двигается весь процесс, тем легче коммуникация с компаниями. Помогает и активная публикация результатов российского террора, как это было, например, в Мариуполе, Буче или Бородянке.

Еще с начала войны мы определили, что среди конкретных санкций, которые могут оказать сокрушительное влияние на российскую экономику — полный выход Visa и Mastercard из РФ. Важно было именно блокирование всех платежных услуг по всем без исключения картам, выпущенным на территории России.

Meta, Twitter, TikTok — с этими компаниями мы в постоянном контакте и оперативно решаем все вопросы. С нашей стороны мы работаем над введением ограничений распространения российской пропаганды в социальных сетях, и мировые компании уже нас активно поддерживают.

К примеру, Twitter заблокировал возможность регистрации новых аккаунтов в России. Meta стала блокировать некоторых российских пропагандистов и СМИ агрессоров. Instagram ставит специальные отметки на аккаунты российских пропагандистских СМИ и лидеров мнений. Нашим приоритетом является защита присутствия украинского общественного мнения в информационном пространстве.

Сейчас важно, чтобы компании не только выходили с российского рынка, но и открывали бизнес в Украине, поскольку в военное время необходимо поддерживать предпринимателей и предоставлять возможности развития экономики страны. В качестве примера недавно мы запустили публичные петиции для дополнительного поощрения компаний начинать свой бизнес в Украине. Петицию к Etsy уже поддержали более 20 тысяч человек, а к Stripe — более 10 тысяч человек.

Что касается призывов о том, что «простые россияне не виноваты в войне»

Мне достаточно непонятна данная позиция компаний. Оставаясь на российском рынке, международные компании платят налоги. Данные средства идут на финансирование российской армии и поддержку войны. Если компания решает остаться в России, то таким образом она поддерживает убийство мирного населения Украины.

Я уверен, что за все военные преступления агрессор должен ощущать значительные последствия. Россия стала самой подсанкционной страной в мире, и каждый россиянин уже ощущает эти изменения на себе. Выход компаний также способствует тому, что обычные россияне задумаются, почему весь мир их блокирует, отказывается от сотрудничества, а, возможно, и изменят собственное мнение.

IT-армия

С начала войны мы получали огромное количество обращений от IT-специалистов на помощь в борьбе с российской агрессией. Ввиду большого количества запросов Михаил Федоров предложил создать Telegram-канал и отправлять туда задания для выполнения. И это то, что мы сделали. Для борьбы с российской агрессией на киберфронте мы создали ІТ-армию, в которую вступили уже около 300 тыс. ІТ-специалистов со всего мира.

Задания направлены на дестабилизацию работы российских и белорусских ключевых интернет-порталов, государственных и банковских сайтов, социальных сетей российских политиков, СМИ. Кибервойска осуществляют векторы кибератак и DDoS-атак на ресурсы бизнес-корпораций, банков, а также государственных веб-порталов.

Как Украина защищается во время кибервойны

За последний месяц Украина испытала более 3000 DDoS-атак, которые были направлены на критическую информационную инфраструктуру Украины. Но вся критическая инфраструктура страны работает. Мы выдерживаем атаки. До войны мы также постоянно отбивались от кибератак России. В январе-феврале на Украину были совершены самые масштабные кибератаки, но, например, приложение Дия работало стабильно все время.

В сфере телекоммуникаций вся работа осуществляется и восстанавливается достаточно быстро. Мы выбрали путь свободного рынка — и многие провайдеры, и наши реалии доказывают, что это было правильное решение. Если бы в Украине был «главный» провайдер или провайдер-монополист, нам было бы тяжелее защищаться от кибератак и восстанавливать связь.

Маск и Starlink

Приблизительно полгода назад мы пытались наладить связь с Илоном Маском через официальные каналы и даже знакомых, однако на то время наши попытки не имели успеха. После публичного обращения Михаила Федорова к Илону в Twitter он ответил — так и началось наше сотрудничество. Мы уже получили несколько партий Starlink и активно их используем.

Во время оккупации украинских территорий единственным способом связи в городах и селах был с помощью спутников. Именно поэтому спутники Starlink для нас чрезвычайно важны в отдаленных районах, где ведутся боевые действия. Спутники Starlink работают и в объектах критической инфраструктуры, например, в больницах. Также эти спутники нам необходимы в вопросах безопасности. Россияне на самом деле не эксперты в данной технологии, так что их системы блокировки не работают на спутнике Илона. Агрессор не может взломать спутник и получить конфиденциальные данные.

Криптодонаты

Считаем реализацию идеи Криптофонда достаточно успешной, ведь у нас не было цели собрать отдельную сумму. По состоянию на сегодняшний день Криптофонд Украины собрал более $60 млн.

Из них мы израсходовали около $35 млн. Те счета, которые могут быть оплачены в криптоактивах, были оплачены в криптоактивах. Те, что требовали расчетов в фиатных валютах — оплачивались в долларах или евро. В настоящее время успели приобрести: более 5550 бронежилетов и 500 пластин для бронежилетов, более 3125 тепловизионной и ночной оптик, более 3427 медицинских средств, более 410 000 сухпайков, более 500 касок, более 60 раций. В будущем этот список будет расти.

Кроме того, собранные средства Криптофондом будут израсходованы на информационное противодействие российской пропаганде, мировую коммуникационную кампанию о правдивых событиях в Украине, киберзащиту и восстановление цифровой инфраструктуры, обеспечение дополнительной защиты и миграции реестров, приобретение технических специальных устройств и оборудования.

Работа Дии во время войны и ее перспективы в будущем

(отвечал Слава Баник)

Важно, что война не остановила разработку и поддержку приложения Дия, ведь мы были готовы к такому сценарию и быстро адаптировались к нему. Конечно, понадобилось несколько адаптивных дней, ведь части команды нужно было изменить свое местоположение. Но мы понимали, что работы будет становиться только больше, а нам нужно быстро реагировать на события и запускать новые сервисы — война еще больше подтвердила необходимость доступа к получению услуг с помощью смартфона без всякой привязки к физическим офисам соцзащиты.

Команда работает почти круглосуточно и всегда была открыта к современным инструментам работы, как видеоконференции в Zoom, активное пользование мессенджерами и работа в удаленном режиме. Поэтому мы не тратили время на настройку работы в условиях войны.

Первое, что мы запустили, причем достаточно быстро, это донаты фонду Повернись живим. Важно, что мы сделали это в удобном для пользователя формате — нет необходимости что-то долго искать и много разбираться с реквизитами, чтобы отправить деньги.

https://www.youtube.com/watch?v=L0oqzy_LsD4&feature=youtu.be

Также оперативно запустили Дия ТV, поскольку враг активно пытался атаковать критическую инфраструктуру, в частности, телевизионные вышки и офисы телеканалов. А доступ к правдивой информации сейчас критически важен. Таким образом, мы убрали любые барьеры между людьми и их возможностью следить за национальным телемарафоном — не нужно разбираться с сервисами типа MEGOGO или YouТube и покупать к нему премиум-подписку, чтобы не мешала реклама.

Важным был запуск eДокумента. Ранее все документы, которые появлялись в Дии, имели бумажное или пластиковое соответствие. еДокумент — это исключительно диджитал-документ, который базируется на информации из BankID или паспорта при авторизации. Это решило сразу несколько проблем: у тех, кто впервые установил Дию, или забыл или потерял свои паспорта либо права, все равно был документ, удостоверяющий их личность. Это также позволяет им пересечь границу и уехать в другие страны.

В ближайшее время запустится проект по получению статуса внутри перемещенного лица (ВПЛ), поскольку миллионы людей вынуждены покидать свои дома, спасаясь от войны. Статус ВПЛ даст этим людям возможность получать ежемесячные выплаты.

Работаем над открытием возможности получения материальной помощи от международных фондов и подачи на нее заявки через Дию. Например, сейчас есть программа от ЮНИСЕФ для семей с тремя детьми, одному из которых 0−2 лет. Сейчас, чтобы получить помощь, люди должны идти в Минсоц, брать с собой документы, все это подтверждать и только после этого они смогут получить свою выплату. Мы разрабатываем вариант, чтобы люди могли подать заявку на такую помощь через Дию. Это только единственный пример — сейчас многие международные фонды направляют средства на помощь гражданам Украины, поэтому мы активно работаем в этом направлении.

Планируем реализовать возможность, чтобы люди могли сообщать о повреждении имущества через приложение. Уверен, что после войны у нас появится много связанных с этим сервисов.

Стараемся поддерживать работу долгосрочных проектов — например, изменение места регистрации проживания. Наша главная цель — чтобы 100% государственных услуг были доступны онлайн. Это точно будет реализовано в перспективе 5−10 лет, а может, даже и быстрее. Для этого будем наращивать направления социальных и налоговых услуг.

Дия точно будет работать за границей, особенно учитывая, что в перспективе нескольких лет цифровые документы станут привычной штукой для всех в Европе. В начале февраля я был в Брюсселе, где делился украинским опытом создания цифровых документов. Ездил также на встречу с представителями Европейской миграционной сети, где рассказывал о том, как работают цифровые документы. Много общаемся с другими странами, которые заинтересованы в нашем опыте, поэтому сейчас у большинства украинцев не возникает проблем в использовании Дии за рубежом.

Думаю, что со временем будут появляться новые задачи, о которых мы даже не задумываемся. Уверен, что даже когда мы переведем все государственные услуги в онлайн, Минцифры найдет дополнительные фокусы, на которых нам нужно будет сосредоточиться.

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Техно
Рассылка о том как технологии изменяют мир
Каждый понедельник

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X