Стадный инстинкт. Как рождается хейт в социальных сетях и какую роль в этом играют боты

2 июля 2020, 16:49

Крупные корпорации начали отказываться от рекламы в социальных сетях после призыва Антидиффамационной лиги бойкотировать Facebook.

Кампания получила название Stop Hate for Profit (Остановим распространение ненависти ради прибыли — НВ). Среди компаний, которые поддержали бойкот, Coca-Cola и Unilever, известная брендами Lipton, Dove и другими. После запуска кампании акции Facebook подешевели более чем 8%, а основатель соцсети Марк Цукерберг за день потерял 7 млрд долларов.

Видео дня

Основательница инициативы Как не стать овощем и автор книги Нация овощей Оксана Мороз в интервью Радио НВ рассказала, заставит ли бойкот пересмотреть Facebook свою политику, кто стоит за распространением языка ненависти в Facebook и возможно ли повлиять на количество языка вражды в соцсети.

 — Оксана, язык вражды в социальных сетях, он больше естественный или все же искусственный, раздутый ботами?

 — В социальных сетях люди в большей степени говорят то, что они не могут сказать в обычной жизни. Это какие-то экстремальные эмоции — как очень положительные, так и очень негативные. Соответственно, хейтерство — это фактически один из синонимов социальных сетей. Благодаря социальным сетям оно и начало очень сильно масштабироваться и зашло в нашу жизнь как это массовое понятие.

Большинство хейта, которое мы видим на уровне страны, которое мы видим на уровня массового явления в своих лентах, это хорошо подогретые моменты. Очень редко возникают хейт, который имеет совершенно естественное происхождение, абсолютно органичное.

Как правило, даже если хейт возник органично, эти посты, эти комментарии, эти акции попадают в медиакарты тех или иных политических сил или бизнес-сил, или тому, кому это выгодно. Затем они просто начинают это разгонять, поддерживать, и это приобретает определенный массовый характер. Поэтому сейчас есть очень тонкая грань между естественным и искусственным.

— А можете привести пример?

- Если вы вспомните, например, хейт относительно вышиванок (в которые были одеты Владимир и Елена Зеленские). Он возник как совершенно естественное явление: люди постились фото у себя на странице, и здесь ситуативно сыграли SMM. Потом это приобрело достаточно массовое явление и хейт, потому что поддерживалось очень многими политиками в одну и в другую сторону.

— Насколько большую роль в хейте играют боты?

— Давайте поймем для начала, как работают боты. Что такое бот? Если бот подобный аккаунту обычного человека, то его взаимодействие с постом генерирует дополнительный охват. То есть это тот же самый органический охват: пост распространяется, его видят друзья-боты, если они реальные люди, эта волна идет дальше. Это первая функция.

Вторая функция — это создание стадного инстинкта. Большое количество лайков или распространений под постом. Конечно, человек их видит, думает, что это признак корректности этой информации, «раз многие поддержали, значит и я в это поверю». Или, соответственно, видят много комментариев с определенной мыслью под постом.

Если взять за 100% тех, кто действительно создают охват, людей там не более 5−10%. Все остальное — это боты, у которых вообще не будет никаких аватарок, не будет никаких лент, или они будут, но за этим абсолютно ничего не стоит и в друзьях у них так же боты. Но они очень хорошо разжигают ненависть, так же как мы 500 раз читали о выборах Трампа и так далее, ровно так это работает в комментариях.

Шарий — это лучший пример. У него и живые люди работают по этой же схеме: они приходят, хейтят, пытаются психологически сломать человека, задавливают своей массой.

— Около 90 компаний объявили о бойкоте Facebook из-за hate speech, и среди них такие бренды как Starbucks, PepsiCo и другие. Может ли этот бойкот быть действенным, как-то повлиять на ситуацию?

— Я уверена, что мы еще не видим развития этих событий, потому что впереди американская кампания, и там, убеждена, будут какие-то моменты, которые приведут к новым виткам. Мы можем анализировать то, что уже было. Проблема Facebook в том, что они борются с ботами только на этапе их создания. Если на этапе создания этот алгоритм удалось обойти (а по количеству ботов мы видим, что очень многие могут их обходить), далее Facebook не умеет их вылавливать.

То, что я вижу, активных ботов, которые сейчас функционируют в политическом украинском сегменте, не менее 200 тысяч. В реальности их количество значительно больше, и оно, я убеждена, может увеличиваться и до миллиона.

К fake news в Facebook было приковано внимание после выборов Трампа и скандала с Россией. Что сделал Facebook? Он вышел перед всеми американскими и английскими чиновниками и клялся, что они с этим будут бороться. И если мы смотрим на Украину как на полигон, где идет гибридная война, если бы технологии были действенны, то мы бы видели эту действенность на себе. И только сейчас, в середине 2020 года, мы видим, что Facebook начал маркировать фейковые новости, но в очень малом количестве. Это не боты, а просто фейковые новости.

— А почему не блокируют ботов? Их сложно определить технически?

— Если бы у Facebook была политическая воля действительно бороться с фейковыми аккаунтами, то такие простые инструменты, которые бы не нарушали политики Facebook относительно открытости, демократии, все то, что они так красиво декларируют, можно было бы найти. А поскольку до сих пор Facebook это не сделал, я предполагаю, что для них это неактуально, или еще какие-то причины, почему они этого не делают.

— Или они извлекают выгоду из этого.

— Как следствие. Мы видели, как Twitter, Reddit реагировали на заявления Трампа, как он сформировал Facebook. И есть много заявлений Цукерберга, где он четко говорит, что считает, что в политику Facebook не имеет права вмешиваться. Пока Facebook, я бы сказала, что он скорее на стороне вирмейкеров, чем на стороне обычных граждан.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X