Война за Тайвань. Как Китай и США ставят под угрозу индустрию высоких технологий

25 мая, 20:00
США против Китая на Тайване (Фото:Sam Ward/The Wire China)

США против Китая на Тайване (Фото:Sam Ward/The Wire China)

Президент США Джо Байден заявил, что американцы готовы к военному вмешательству в случае, если Китай вторгнется на Тайвань. Что может означать эта война для мировой индустрии высоких технологий?

За последние несколько десятилетий Тайвань стал одним из главных технологических центров мира. А также причиной чрезвычайно высокого политического напряжения между США и Китаем.

Видео дня

Ранее мы писали о том, что происходит в торгово-экономической войне между американцами и КНР. И именно Тайвань может стать спусковым крючком, который превратит это экономическое противостояние в полномасштабную войну.

На днях президент США Джо Байден подтвердил, что американская армия готова защитить интересы Тайваня в случае китайской агрессии.

Вооруженный конфликт между США и Китаем на Тайване, безусловно, станет еще одним возможным вариантом начала глобальной войны.

Но это противостояние также грозит глобальным переделом на мировом рынке высоких технологий, так как Тайвань является одним из лидеров по производству полупроводников и электронных устройств.

Пандемия COVID-19 обличила всю уязвимость мировой экономики, показав, что банальное нарушение цепочки поставок комплектующих может привести к замедлению развития технологий на годы вперед.

Что может произойти в случае полноценной войны двух крупнейших экономик мира — остается только гадать. Именно этим и займемся.

Тайваньский вопрос

Проблема суверенитета Тайваня — одна из самых острых в современной международной политике.

Если коротко, в середине XX века Тайвань стал местом бегства правительства Китайской Республики — Гоминьдана — после победы коммунистов в гражданской войне 1945−1950.

Примечательно, что Тайвань был официальным представителем Китая в ООН до 1971 года, после чего Организация признала КНР с центром в Пекине.

США начали поддерживать Тайвань после вмешательства КНР в корейскую войну на стороне КНДР. Последние 50 лет переговоры Китая о мирном воссоединении с Тайванем не увенчались успехом. Равно как и планы правительства Тайваня объявить себя независимым государством.

Сегодня Китай заявляет о недопустимости провозглашения суверенитета Тайваня. Власти КНР также заявили, что если США вмешаются в китайско-тайваньский конфликт — Китай ответит ядерным ударом по США.

Сильное политическое давление со стороны КНР, а также постоянные полеты китайских истребителей на территорию острова привели к тому, что независимость Тайваня поддерживает ряд западных стран. США, в свою очередь, активно поставляет тяжелое вооружение на Тайвань и заявляет о готовности защитить остров.

Тем не менее, по состоянию на сегодня, Китайскую Республику Тайвань официально признают только 14 государств: Белиз, Гватемала, Гаити, Гондурас, Маршалловы Острова, Науру, Палау, Парагвай, Сент-Китс и Невис, Сент-Люсия, Сент-Винсент и Гренадины, Эсватини, Тувалу и Ватикан.

Заявление Байдена

В конце мая 2022-го глава Белого дома Джо Байден заявил, что США готовы на военное вмешательство в случае, если власти КНР предпримут попытку вторжения на Тайвань.

«Мы согласны с политикой одного Китая и всеми сопутствующими соглашениями, которые мы заключили. Но мысль о том, что его [Тайвань — ред.] можно просто взять силой, неуместна. Это расшатало бы весь регион, и было бы очередной акцией, аналогичной тому, что произошло в Украине», — заявил Байден.

Президент США также выразил сомнения в том, что китайские власти пойдут на военную агрессию против Тайваня, который считают своей территорией.

«Я ожидаю, что этого не произойдет», — рассказал Джо Байден, добавив, что для мирового сообщества сейчас важно послать четкий сигнал о недопустимости вторжения КНР на Тайвань.

По словам Байдена, защита Тайваня — это «обязательство, которое США взяли на себя».

Роль Тайваня в мировой экономике

Сегодня Тайвань имеет развитую капиталистическую экономику, которая занимает 17 место в мире по ВВП на душу населения с учетом паритета покупательной способности.

Одной из ключевых сфер для тайваньской экономики стала электронная промышленность, которая активно развивается с 1970-х. В результате, последние 20 лет Тайвань является важнейшим игроком на мировом IT-рынке.

Среди самых крупных компаний Тайваня — лидеры рынка электронных коммуникаций D-Link, Zyxel Communications, Billion Electric и Comtrend, крупнейшие производители полупроводников TSMC, UMC и MediaTek, производители компьютерной техники и электроники ASUS, Acer, MSI, Foxconn, HTC, Gigabyte Technology, Quanta Computer, Yageo и многие другие.

Согласно апрельскому отчету платформы Nikkei Asia, доля тайваньских компаний на мировом рынке микропроцессоров составляет около 66%. Cамым крупным производителем в этой сфере остается TSMC или Taiwan Semiconductor Manufacturing Co.

«Глобальная нехватка полупроводников вызвала планы по строительству шести новых заводов по производству чипов на Тайване, опередив четыре завода в Китае и три запланированных завода в США. Ожидается, что в 2025 году на Тайване будет сосредоточено 44% мировых литейных мощностей, а доля передовых чипов вырастет до 58%», — пишет Nikkei Asia.

В 2022 году компания ASUS увеличила свою долю на рынке персональных компьютеров до 6,9%. Сюда входят поставки настольных ПК, ноутбуков и рабочих станций. По состоянию на конец первого квартала 2022-го компания Acer отвечала примерно за 6,8% мировых поставок персональных компьютеров.

При этом, тайваньский бренд MSI (Micro-Star International) вместе с ASUS и Acer лидируют в мировых поставках геймерских ноутбуков. Но в целом среди лидеров по поставкам ПК остаются китайская компания Lenovo (22,7%), а также американские HP (19,7%), Dell (17,1%) и Apple (8,9%).

В пятерку тайваньских компаний с самым большим показателем рыночной капитализации входят TSMC ($460 млрд), Foxconn ($51 млрд), MediaTek ($45 млрд), Chunghwa Telecom ($33 млрд) и Formosa Petrochemical ($31 млрд).

Кто использует high-tech продукцию Тайваня?

Клиентами TSMC являются большинство ведущих компаний — производителей компьютерной техники, включая AMD, Apple, ARM, Broadcom, Marvell, MediaTek, Nvidia и другие.

Комплектующие Foxconn, в свою очередь, можно было увидеть в таких продуктах, как мобильные компьютеры BlackBerry, планшеты iPad, смартфоны iPhone, электронные книги Kindle, устройства Nokia, а также игровые консоли PlayStation, Wii и Xbox.

Последние пару лет проблема нехватки большинства электронных устройств на рынке была во многом связана с задержками в поставках продукции TSMC и Foxconn на фоне ограничений во время пандемии COVID-19.

Для решения этой проблемы тайваньские компании уже запланировали инвестиции в строительство своих заводов на территории Индии, Японии, Малайзии и других важных рынков.

Однако, нарастающий китайско-тайваньских конфликт может существенно изменить эти планы.

Рассмотрим несколько вероятных сценариев развития для электронной промышленности Тайваня в случае полномасштабной войны с КНР при участии США.

Сценарий № 1: КНР аннексирует Тайвань

Учитывая зависимость большинства стран Западного мира от тайваньской высокотехнологической продукции, полный переход Китайской Республики под юрисдикцию КНР может стать настоящей катастрофой для мирового рынка электроники.

«Если Китай аннексирует Тайвань — он получит контроль над более чем двумя третями мировых поставок микрочипов, что позволит ему перекрыть доступ к ним любой стране, которая ему не нравится», — пишет австралийская журналистка Кэссиди Уорнер.

На практике, захват КНР всей электронной промышленности Тайваня станет ударом для каждой отрасли, которая зависит от поставок микросхем. А сегодня это практически все современное производство.

Не исключено, что мировой технологический прогресс существенно замедлится или даже остановится, а Китай получит неограниченные полномочия в мировой торговле. Учитывая амбиции КНР стать технологической сверхдержавой в ближайшие десятилетия, такой вариант вполне устроит нынешнее правительство Поднебесной.

Конечно, это не значит что Play Station 6, новые Xbox или iPhone 14, 15, 16 и т. д. больше никогда не появятся. Но в такой ситуации рынок ждет значительный регресс, существенное подорожание продукции, а также необходимость возвращаться к устаревшим технологиям. Примерно так, как это сейчас происходит в РФ с их политикой «импортозамещения».

В начале торговой войны между США и Китаем шли разговоры о полном переходе на производственные мощности Apple в Америке. В то время глава Apple Тим Кук убедил Дональда Трампа не переносить производство iPhone из Китая в США. И некоторые аналитики предполагали, что в таком случае стоимость нового iPhone увеличилась бы как минимум в два раза до $2000.

К тому же, за время, пока Apple будет создавать новое собственное производство в США, Китай с новыми тайваньскими партнерами вполне может успеть стать ведущим производителем смартфонов в мире.

Не стоит также отбрасывать ответные действия Вашингтона, который может запретить своим компаниям и странам-союзникам использовать новую китайскую продукцию. В 2019-м госсекретарь США Майк Помпео уже заявлял, что Вашингтон не сможет сотрудничать или обмениваться информацией со странами, которые используют системы китайских телеком-компаний. Среди аргументов Помпео выделял «угрозу информационной безопасности» или, простыми словами, шпионаж.

В случае полного контроля КНР над Тайванем можно будет забыть и о выпуске новых поколений автомобилей, которые сегодня также крайне зависят от микросхем. Ну и вряд ли такой сценарий понравится Илону Маску, чья Tesla производится на заводах в Китае и крайне зависит от этого рынка.

Сценарий № 2: сделка между США и КНР

Последние 70 лет Китай не участвовал в военных конфликтах, чем объясняется крайне аккуратная внешняя политика современной КНР.

Учитывая заявления США и других союзников, единственный возможный вариант для Пекина — попытка оккупировать Тайвань в кратчайшие сроки, пока коллективный Запад не успеет отреагировать и обострить конфликт.

Затяжное тайваньское сопротивление почти наверняка будет означать проигрыш для КНР, так как страна не получит от этого экономической выгоды.

Если добавить к этому санкции, отмену китайской продукции и саботаж всех высоких технологий КНР — материковая часть Китая рискует превратиться в изолированную Россию, только в гораздо большем масштабе.

Очевидно, последствия такого сценария будут ужасными не только для КНР, но и для всего мира, что уже доказали взаимные китайско-американские санкции в предыдущие годы.

В связи с этим, политологи сегодня все чаще говорят о возможной сделке США и КНР, в которой каким-нибудь образом должны быть учтены интересы Тайваня. Какие условия этой сделки могут быть и как она отразится на суверенитете островного государства — пока неизвестно.

«Если Вашингтон и его союзники считают, что китайцы могут быстро оккупировать Тайвань без особого кровопролития, то нам следует ожидать усилий по заключению с Китаем взаимно спасающей лицо сделки. Это может быть какой-то плавный и постепенный процесс воссоединения», — пишет профессор экономики Туринского университета в Италии Энрико Коломбатто. «Однако, если ожидается, что Тайвань окажет серьезное сопротивление, Западу лучше помочь Тайваню, пока не стало слишком поздно. А именно, нужно сделать так, чтобы санкции не были слишком прозрачными, и показать президенту Си, что цена агрессии против островного государства может оказаться неожиданно высокой».

Сценарий № 3: независимость Тайваня

Автор Forbes и бывший председатель полупроводниковой компании Illinois Superconductor Corporation Джордж Калхун считает, что война не решит тайваньскую проблему для Китая. Кроме того, по словам Калхуна, власти КНР это прекрасно понимают.

Главная проблема заключается в технологическом превосходстве тайваньской электронной промышленности над китайской. Крайне хрупкий технологический процесс и уязвимые цепочки поставок в этой сфере могут оказаться не по зубам грубой китайской силе.

«Даже если завтра Китай окажется в неприкосновенности с физической инфраструктурой тайваньских заводов, сумеют ли они управлять ими самостоятельно? Конечно, нет. У них нет опыта. Компании из материкового Китая лихорадочно нанимали тайваньских экспертов, чтобы помочь им в работе. После поглощения новые китайские владельцы по-прежнему будут сильно зависеть от высококвалифицированной тайваньской рабочей силы, которую они только что аннексировали», — пишет Калхун.

Если добавить к этому чрезвычайно высокие требования к качеству и чистоте сырья, сверхжесткие допуски к использованию материалов и другие факторы — почти наверняка Китай не сможет захватить и запустить тайваньское производство «под ключ».

Не стоит также забывать, что американские компании по-прежнему доминируют в сегменте проектирования интегрированных микросхем. Например, сегодня компании Qualcomm, Nvidia и многие другие из США производят процессоры без собственных фабрик. У Китая практически нет опыта успешной работы на этом плацдарме.

И последний аргумент Калхуна против возможно аннексии тайваньской промышленности Китаем — сложна цепочка поставок, от которой зависит производственный успех и развитие передовых технологий.

Согласно отчету компании Accenture, опубликованному в 2020 году, каждый сегмент цепочки создания полупроводников включает в среднем 25 стран, участвующих в цепочке прямых поставок, и 23 страны, участвующих в поддержке рыночных функций. На практике, во всех циклах производства полупроводников может участвовать до 70 стран, прежде чем продукт попадет к конечному потребителю.

«Глобальная цепочка поставок становится стратегическим препятствием для любого плана „решить“ проблему Китая с полупроводниками путем аннексии Тайваня и его заводов… Технологическая хрупкость производственных мощностей на микроуровне отражается на макроуровне огромной сложностью цепочки поставок полупроводников и соответствующей уязвимостью многих звеньев в этих сетях», — резюмирует Джордж Калхун.

Учитывая чрезвычайной высокую роль Тайваня в этой цепочке — не исключено, что официальный Тайбэй добьется международного признания и сможет сохранить свою независимость.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X