Звоночки третьей мировой, или Что происходит в технологическом противостоянии США и Китая

30 апреля, 20:00
США против КНР (Фото:smh.com.au)

США против КНР (Фото:smh.com.au)

Вторжение российских оккупантов в Украину сильно изменило мировую информационную повестку. Например, на второй план отошла пандемия COVID-19, которая по-прежнему далека от завершения.

Но в разговорах о новом миропорядке и обсуждении сценариев третьей мировой нельзя обойтись без еще одной подзабытой темы. А именно — торгово-экономической войны США и Китая, которая как ни крути является главным геополитическим конфликтом современности.

Видео дня

В отличие от войны в Украине, где страна-агрессор не скрывает желания захватить территории, ресурсы и влияние любой ценой, власти США и КНР пока идут более цивилизованным путем. Взращиваемый последними десятилетиями китайский капитал окреп настолько, что Вашингтон не мог не начать борьбу с конкурентом на противоположной стороне земного шара.

Первые торговые санкции против китайской продукции в 2018-м переросли в шпионские скандалы в духе холодной войны. После чего начались двусторонние ограничения на торговлю в критически важных секторах экономики и жесточайшая конкуренция в сфере высоких технологий.

В условиях пандемии COVID-19, нарастающего финансового кризиса и, конечно, войны в Украине, торговое противостояние США и КНР заиграло новыми красками. Уже сегодня администрация Байдена списывает рекордную инфляцию в США на антикитайскую политику Трампа. А, например, Илон Маск (чьи электрокары Tesla отлично прижились на китайском рынке) совсем не без интереса наблюдает за достижениями КНР в освоении космоса.

Распутать этот клубок и понять, кто выигрывает в самой глобальной торговой войне и чем она закончится, довольно сложно. Но мы попытаемся.

С чего все началось?

Громче всех антикитайскую позицию озвучил республиканец Дональд Трамп во время своей предвыборной кампании в 2016-м. Хотя предшественник Байдена продвигал политику дополнительных тарифов на импортную продукцию еще с 1980-х.

Его современный лозунг «Make America great again» обозначил курс на устранение дефицита торгового баланса США и стимулирование внутреннего производства. Главным врагом в риторике Трампа оказался Китай, чья доля товаров на рынке США достигла рекордных $538 млрд в 2018-м.

Именно в 2018-м Трамп объявил о первых тарифах на солнечные панели и стиральные машины, которые в основном импортировались из Китая. За этим последовали тарифы на сталь и алюминий, электронику, оружие, спутниковые системы, медицинское оборудование, детали для самолетов, аккумуляторные батареи и многие другие товары.

Позиция администрации Трампа заключалась в том, что Китай вел недобросовестную торговую политику и воровал интеллектуальную собственность США, разрушив тем самым американское производство во многих отраслях. Тогдашний пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс объяснила, что новые решения будут иметь «краткосрочную боль», но принесут «долгосрочный успех». Демократическая пресса, в свою очередь, назвала антикитайские тарифы «крупнейшей политической ошибкой президентства Трампа».

Симметричный ответ КНР не заставил себя ждать: той же весной 2018-го Министерство торговли Китая ответило тарифами на американские автомобили, самолеты, сырье и ряд пищевых продуктов, включая свинину, соевые бобы, фрукты, орехи и т. д. «Мы сделали все возможное, чтобы избежать подобной ситуации, но если другая сторона делает неправильный выбор, мы не можем не дать отпор», — заявил китайский посол в США Цуй Тянькай.

Последующий год стороны конфликта финализировали списки импортируемых товаров, которые подлежат дополнительным тарифам, считали убытки и прибыли, а также вели жесткую борьбу на дипломатическом уровне.

Для массового потребителя пиком торговой борьбы США и КНР стал май 2019-го, когда компания Google, исполняя решение Министерства торговли США, объявила об отлучении устройств Huawei от экосистемы Android. Будучи одним из лидеров на рынке гаджетов, компания Huawei также поставляет телекоммуникационные системы и различные high-tech решения по всему миру. Даже ключевые украинские мобильные операторы — Киевстар, Lifecell и Vodafone — используют базовые станции Huawei.

Как будто обозлившись на торговлю многих союзников с Китаем, госсекретарь США Майк Помпео заявлял, что Вашингтон не сможет сотрудничать или обмениваться информацией со странами, которые используют системы китайской компании Huawei Technologies. Среди аргументов он выделил «угрозу информационной безопасности», имея в виду шпионаж.

Еще одним результатом взаимных торгово-экономических санкций для всего мира стала нехватка полупроводников и микросхем, без которых не может обойтись ни одно современное производство. Задержки поставок процессоров и их комплектующих усугубила пандемия COVID-19, которая на время остановила транспортную логистику во всех уголках Земли. В результате объем рынка потребительских товаров существенно снизился, а международные компании потеряли на этом сотни миллиардов долларов за последние пару лет.

Из хорошего: глава Apple Тим Кук убедил Трампа не переносить производство iPhone из Китая в США, что сыграло на руку и Китаю, и Apple. Но в конце 2019-го темпы роста ВВП КНР все равно упали до 30-летнего минимума на фоне торговой войны с американцами. Примерно в тот же период американский производственный сектор пережил самый глубокий спад за последние 10 лет.

Пандемия и приход Байдена

После двух лет убыточных боданий, власти США и Китая решились на первое (и пока последнее) торговое соглашение: в январе 2020-го Дональд Трамп и вице-премьер Китая Лю Хэ договорилась о некоторых уступках для улучшения экономики обеих стран. Соглашение касалось прав интеллектуальной собственности, передачи технологий, продуктов питания, сельскохозяйственного сектора, финансовых услуг и расширения торговли в целом.

«Сегодня мы делаем важный шаг к будущему справедливой и взаимной торговли. Вместе мы исправляем ошибки прошлого… Наконец-то у американцев есть правительство, которое ставит их во главе стола переговоров… Это самая крупная сделка, которую кто-либо когда-либо видел», — заявил Трамп.

Номинально политика Трампа оправдала себя: в 2019 году дефицит торгового баланса США сократился впервые за шесть лет. А рынок импортируемых из Китая товаров упал к показателям 2013-го и составил $434 млрд.

C началом пандемии Китай снял тарифы на ряд американской продукции, включая основной сельскохозяйственный и энергетический импорт. Власти США освободили от тарифов разные виды медицинского оборудования ввиду вспышек заболеваемости COVID-19. Уже к середине лета 2020-го Китай снова стал ключевым торговым партнером США, а в ВТО заявили, что тарифы администрации Трампа нарушают правила глобальной торговли, поскольку они применялись только к Китаю и не имели надлежащего объяснения.

К концу своего президентского срока Трамп продолжал борьбу с китайским полупроводниковым гигантом SMIC, а также запретил американцам инвестировать в компании КНР, связанные с оборонным сектором. Представители стран отчитались о достижении 58% целевых показателей по экспорту США в Китай, согласно первому этапу торгового соглашения.

Новый президент Джо Байден заявил, что у него нет планов немедленно отменять тарифы на китайскую продукцию, и что он пересмотрит первую фазу торговой сделки, обсудив ее с союзниками. В течение 2021-го высокопоставленные лица США и Китая несколько раз проводили «продуктивные» переговоры, но они не увенчались серьезными успехами в практической плоскости.

Современное положение дел

По данным Института международной экономики Петерсона (PIIE), средние тарифы на китайский импорт сейчас составляют 19,3% и покрывают более двух третей всех товаров, которые США покупают в КНР. В PIIE также заявили, что либерализация торговой политики США может может снизить инфляцию в стране на 1,3%, что эквивалентно дополнительным $800 на одну семью в США.

В марте 2022-го годовой уровень инфляции в США вырос до 8,5%, что стало рекордным показателем с декабря 1981-го. 26 апреля пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки отметила, что администрация Байдена рассматривает возможность отмены тарифов «эпохи Трампа» на китайские товары для снижения инфляции.

Тем не менее, согласно свежему опросу компании Morning Consult, 73% американцев поддерживают тарифы на китайскую продукцию в рамках защиты промышленности США. «Пошлины вредят американскому потребителю больше, чем китайскому производству, потому что повышение цен распространяется на нас, и частично поэтому наши показатели инфляции настолько высоки. Но американцы — независимо от политической позиции — хотят покупать товары американского производства», — прокомментировал результаты опроса генеральный директор технологической компании WeCultivate Харш Хурана.

Член аналитического центра Фонда Карнеги за международный мир (CEIP) Джон Бейтман считает, что в политике США по отделению своих технологических отраслей от Китая нет стратегии и понимания того, как «достичь своих нечетко определенных целей».

«Где находится ответственная точка остановки — черта, за которой ограничения технологий, направленные против Китая, приносят Америке больше вреда, чем пользы? Без четкой стратегии правительство США рискует сделать слишком мало или, что более вероятно, слишком много для сдерживания технологической взаимозависимости с Китаем», — пишет Бейтман.

Однако, по его словам, технологический контроль США, который сдерживает Народно-освободительную армию Китая, может быть целесообразным, поскольку грядущая волна военно-технического прогресса и конкуренции в этой сфере, скорее всего, продлится «много лет или даже десятилетий».

Украина не понаслышке знает, какую роль играют современные технологии во время реальной, а не торговой войны. Возможно поэтому антикитайские санкции США, которые не спешит отменять Байден, играют не стратегическую, а тактическую роль в условиях нарастающей угрозы глобального конфликта.

Когда ждать третью мировую?

Согласно апрельскому отчету аналитической платформы Trading Economics, вторжение России в Украину привело к росту цен на энергоносители в США на 32%. Непосредственно бензин подорожал на 48%. Цены на продовольствие за этот период также подскочили на 8,8%, что стало максимальным показателем с мая 1981 года. Незначительно подорожало жилье (5%), новые автомобили (12,5%), но снизилась стоимость подержанных авто и грузовиков (35,3%).

Cтарейшая англоязычная газета Гонконга South China Morning Post сообщает, что официальный индекс потребительских цен Китая вырос всего на 1,5% в марте 2022-го, по сравнению с предыдущим годом. Цены на свежие овощи в Китае выросли в марте на 17% в годовом исчислении, на фрукты — на 4,3%, на муку — на 4,6%. Бензин подорожал на 25% в КНР, но упали цены на авиабилеты в популярные туристические направления.

В то же время, на начало 2022-го США остается крупнейшей экономикой мира с показателем номинального ВВП в $20,49 трлн. На втором месте идет Китай ($13,4 трлн), на третьем — Япония ($4,97 трлн), на четвертом — Германия ($4 трлн), а на пятом — Великобритания ($2,83 трлн).

В вопросе вторжения РФ в Украину представители США уже заняли однозначную позицию и даже возродили программу ленд-лиза для поддержки украинцев. Китай пока сохраняет статус наблюдателя, несмотря на молчаливую поддержку своего перспективного торгового партнера в лице РФ.

Перед зимними Олимпийскими играми в Пекине Владимир Путин и Си Цзиньпин заявили о поддержке «безграничной» дружбы между своими странами. Но некоторые границы этой дружбы проявились сразу после начала войны: вышеупомянутый техногигант Huawei решил удалить приложения российских банков из своего фирменного магазина AppGallery, видимо опасаясь вторичных санкций США.

В начале марта Huawei Technologies также заявила о планах бесплатно предоставить украинским мобильным операторам сетевое оборудование для снятия перегрузки сетей в западном регионе Украины. Официальный Пекин даже выразил беспокойство по поводу отчетов об убийствах мирных жителей в Украине, и призвал к дальнейшему расследованию, хотя и не обвинил Россию напрямую.

Однако, позиция КНР по поводу войны в Украине пока не изменилась, и она заключается в том, что расширение НАТО на восток под руководством США якобы спровоцировало РФ ввести войска в Украину.

По словам первого председателя Библиотеки Конгресса США по отношениям между США и Китаем Миньсинь Пэйя, в случае прямой поддержки РФ в войне против Украины Китай серьезно пострадает от ограничения доступа к основным западным рынкам.

«В 2021 году экспорт китайских товаров в США, ЕС и Японию — на которые приходится 38% от общего объема экспорта — составил почти $1,3 трлн. Если доступ Китая к этим трем рынкам сократится вдвое в течение следующего десятилетия — вероятный сценарий — стране понадобятся другие рынки для поглощения примерно 20% ее экспорта на сумму около $600 млрд», — заявил Пэй.

Важную роль сыграет и потеря доступа к новым технологиям, на которых строится китайская экономика сегодня: Стратегия военно-гражданского синтеза Коммунистической партии Китая предполагает превращение Народно-освободительной армии в «вооруженные силы мирового уровня» к 2049 году.

Ключевыми технологическими отраслями, которые помогают выполнять цели этой Стратегии, стали искусственный интеллект, квантовое программирование, 5G и биотехнологии. В эти отрасли вместе с государством обязаны инвестировать частные китайские компании.

«Доминирование Китая в области искусственного интеллекта, машинного обучения, 5G и квантовых вычислений предоставит огромное преимущество в будущих конфликтах. Военные, которые могут быстрее передавать данные и ускорять процесс принятия решений, переиграют своего противника. Контролируя 5G, китайские компании могут установить лазейки, чтобы проникнуть в военные коммуникации США или полностью заглушить эти сети», — пишет исследователь государственной политики и национальной безопасности США из Лексингтонского института Дэниел Гур.

По его словам, конкуренция за технологическое доминирование между США и Китаем сейчас ускоряется и усиливается. В отличие от Пекина, который сделал эту конкуренцию национальной миссией, санкции и торговые ограничения Вашингтона ставят палки в колеса американским высокотехнологичным компаниям. Гур считает, что некоторые решения Конгресса вредят развитию высоких технологий и даже помогают китайским конкурентам.

Кто в этом вопросе больше заботится о национальной безопасности, а кто усиленно готовится к следующему глобальному конфликту за мировое господство — сказать трудно. Но, очевидно, что вторжение РФ в Украину как возможное начало третьей мировой идет вразрез с оборонными стратегиями Китая и США.

Главное — дождаться квантовых компьютеров. Не исключено, что именно эти устройства предоставят политикам решение всех мировых проблем ненасильственным путем.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X