Добрый плантатор. Как Google проглотил интернет и стоит ли с этим бороться - фото

Добрый плантатор. Как Google проглотил интернет и стоит ли с этим бороться

23 ноября 2019, 20:00

Согласно новому расследованию компания Google вмешивается в результаты поисковой выдачи больше, чем сама об этом говорит. Ситуация имеет как плюсы так и минусы для свободного интернета.

Коротко:

— что скрывает Google от своих пользователей

— почему поисковик Bing против абортов

— как защитить себя от негативного контента в сети

В относительно далеком 2010 году основатель компании Apple Стив Джобс заявлял, что его команда в праве решать, какой контент давать пользователям в App Store. Среди прочего, Джобс уверял, что право на свободу смотреть порнографию перечеркивается заботой о детях, которые могут ее увидеть.

Видео дня

Как ни странно, филофский вопрос о цензурировании контента в те времена стоял и перед Google. Один из основателей поискового гиганта Сергей Брин настаивал на том, что «ручной» цензуры быть не должно, даже если это касается вопросов удаления запрещенных сайтов. Но его точка зрения потерпела поражение. И Google встал на тропу довольно жесткого модерирования контента, который видит каждый из миллиардов его пользователей.

Издание The Wall Street Journal (далее — WSJ) опубликовало расследование, согласно которому компания Google влияет на результаты выдачи и ранжирования онлайн-страниц в своем поисковике гораздо больше, чем говорит об этом публично. В частности, журналисты выяснили, что в приоритете Google Search оказываются большие компании, а, кроме алгоритмов, за распределение сайтов в поисковой выдаче отвечают живые люди — подрядчики компании.

Почему это важно? Еще 10−15 лет назад расследование о влиянии Google на интернет было бы абсурдным. До начала 2000-х сеть практически равномерно делили между собой разные поисковые платформы, и, удивительно, но у пользователей был выбор между онлайн-сервисами разных компаний.

В середине 2002-го, например, две трети пользователей интернета были равномерно разделены между поисковыми платформами Yahoo, Google и MSN. Остальные заходили на менее популярные поисковики вроде AOL, AskJeeves, altavista, Lycos и т. д. Сегодня существуют и многие другие поисковые платформы, но доминирование Google теперь стало абсолютным.

По состоянию на октябрь 2019-го Google Search принадлежит почти 93% всех поисковых запросов в мире. Далее идут Bing (2,55%), Yahoo (1,61%), Baidu (0,9%), Yandex Ru (0,5%) и DuckDuckGo (0,4%).

Безусловно, Google — один из самых важных техногигантов в мире, который приложил огромные усилия для формирования независимого интернета и всех его благ, которыми мы пользуемся каждый день. Но, так или иначе, когда одной корпорации принадлежит почти 100% запросов пользователей сети, возникают вопросы о монополии, цензурировании конкретной информации и степени вовлеченности этой корпорации в определении рейтингов тех или иных сайтов.

«Каждую минуту в Google получает 3,8 млн запросов, после чего его алгоритмы выдают результаты о ценах в отелях, лечении рака молочной железы или последних новостях о президенте Трампе», — указано в материале WSJ.

wsj.com

Фото: wsj.com

Что узнали журналисты WSJ?

После более 100 интервью с разными инсайдерами и собственного анализа ранжирования сайтов в Google, Bing и DuckDuckGo в период с июля по сентябрь 2019-го, авторы статьи пришли к выводу, что компания Google вмешивается в результаты поисковой выдачи «гораздо сильнее, чем готова это признать».

Наиболее резонансным открытием WSJ стало то, что команда Google гораздо лучше относится к сайтам больших компаний, чем к онлайн-страницам не самых популярных поставщиков товаров и услуг. По данным издания, это отражается в том, что сайты крупнейших онлайн-магазинов вроде Amazon или eBay получают первые места в поисковой выдаче, а не такие массовые платформы, вне зависимости от их качества, помещают на задворки поисковых результатов.

Кроме того, источники рассказали WSJ, что модераторы и рекламодатели крупных сайтов получают «непосредственные рекомендации» от Google о том, как увеличить популярность своих страниц после падения трафика и снижения прибыли от продажи товаров. Таким образом, вопреки своей позиции о горизонтальных возможностях развития для всех, Google поощряет крупные бизнесы, вставляя палки в колеса менее популярным сервисам.

Это касается и так называемых блоков Google — дополнительных виджетов, которые появляются во время поиска частых запросов. К примеру, если вы напишете в строке Google имя популярного исполнителя/актера etc. — большую часть страницы будут занимать тематические виджеты Google со ссылками на другие истории об этих людях в Google News, похожими запросами, фильмы/клипы с их участием на YouTube, Apple Music, страницы в соцсетях и т. д.

Благодаря этому Google получает преимущество над своими соперниками, поскольку объединяет информацию с разных источников в компактные блоки и сразу предоставляет пользователю все, что ему нужно.

arstechnica.com
Фото: arstechnica.com

В компании объяснили это тем, что поисковая платформа Google лучше ранжирует «авторитетные» сайты с наиболее релевантной информацией. Представители калифорнийской корпорации заявили, что расставление сайтов и информации в их поисковой выдаче в первую очередь играет на руку пользователям, и не имеет отношения к коммерческой выгоде.

Конечно, во многом Google выступает и на стороне «добра»: проанализировав сайты Bing и DuckDuckGo, в WSJ определили, что поисковая выдача у этих сайтов значительно отличается и может напрямую касаться разных политических взглядов, а также цензурирования противоречивой информации.

Чтобы доказать это, журналисты прописали в разных поисковиках фразу «аборт — это». В то время как автозаполнение Google выдавало первыми варианты «легально», «безопасно», «фундаментальное право», вторая по популярности поисковая платформа Bing предлагала пользователям варианты «плохо», «грех», «аморально», «не убийство».

Это касалось и поисковых запросов о лечении от наркозависимости, после которых Google выводил на первое место номер горячей линии Министерства здравоохранения и социальных служб США, а также запросов по типу «суицид», в ответ на которые поисковик в первую очередь показывал телефон доверия и понижал рейтинг сайтов со статьями о «способах самоубийства».

Примечательно, что автозаполнение Google является одним из наиболее корректных: в Google заявили, что их алгоритмы не пропускают предположения сайтов, связанных с «преследованием, издевательствами, угрозами, ненадлежащая сексуализацией или раскрытием личной/конфиденциальной информации».

В WSJ также выяснили, что у Google существуют свои «черные списки» сайтов, которые не пересекаются с перечнем онлайн-страниц, запрещенных на государственном уровне. За последние годы в Google пришли несколько сотен тысяч запросов от властей разных стран с требованием удалить сайты, которые, к примеру, пропагандируют употребление наркотиков или суицид. Хотя в компании заявили, что никаких «черных списков» у них нет.

Источники издания отмечают, что сооснователи Google Сергей Брин и Ларри Пейдж в начале 2000-х имели разные взгляды на ранжирование информации: Брин был более «открытым» и выступал против агрессивной политики управления поисковой выдачей, поскольку, по его мнению, это требует слишком сильного вмешательства человека. Инсайдеры WSJ говорили, что, будучи евреем по происхождению, Сергей Брин даже настаивал на том, что нужно оставить антисемитские сайты в выдаче по запросу «еврей».

Пейдж, в свою очередь, считал, что такая политика может «погубить компанию» и просил менеджеров Google активно бороться с подобным спамом. Очевидно, что на сегодня идеология Ларри Пейджа победила, ведь кроме алгоритмов, на компанию работают более 10 тыс. живых подрядчиков, которые оценивают результаты поисковой выдачи и получают от Google рекомендации того, как должны ранжироваться разные сайты.

searchengineland.com

Фото: searchengineland.com

Плохой ли Google?

Сложно винить в чем-то компанию, которой мы обязаны большинством современных благ в сети, и сервисами которой пользуются сотни миллионов людей ежедневно. Хотя претензии к работе этого интернет-гиганта все же есть.

Несмотря на то, что в Google заявляют о полной прозрачности своей работы, а новый генеральный руководитель компании Сундар Пичаи считается одним из самых открытых к решению проблем ее менеджеров, в деятельности компании все же прослеживаются «имперские» замашки и желание подмять под себя как можно большую часть рынка.

Речь идет о рынке информации, который становится все больше зависим от Google. По данным собеседников WSJ, чем больше популярности обретает Google — тем чаще и сильнее меняются алгоритмы поисковика. К сравнению, в 2010-м руководители внесли около 500 изменений в алгоритмы поиска, в 2017-м эта цифра выросла до 2400, а в прошлом году алгоритмы меняли более 3200 раз.

Одним из последних громких обновлений стало изменение алгоритмов ранжирования новостей в Google. Вице-президент отдела Google News Ричард Джинграс сообщал, что теперь выше в поисковой выдаче будут подниматься те сайты, которые «публикуют новость впервые и являются первоисточником для остальных».

За распределение материалов будут отвечать как раз упомянутые «10 тыс. оценщиков». Эта ситуация похожа с более лояльным отношением Google к «авторитетным» сайтам компаний вроде Amazon и eBay. Но, дело в том, что как в случае с онлайн-магазинами, так и с медиаресурсами, «авторитетные» для Google сайты не всегда будут означать более качественную информацию и сервис для пользователя.

В целом, компания заинтересована в том, чтобы собирать в своих агрегаторах вроде Google News или просто на партнерских сайтах как можно больше различных источников для продажи рекламы, а не в том, чтобы конкретные ресурсы конкурировали между собой за более качественный контент и становились отдельной популярной площадкой со своей аудиторией.

buygooglenewssites.com
Фото: buygooglenewssites.com

Ввиду этого, многие издания уже сейчас делают свой контент платным (на так называемый пейволл переходят The New York Times, The Washington Post, The Economist, The Wall Street Journal и др.) и, следовательно, ограждают его от попадания в сборную солянку, которую предлагает Google. Новые алгоритмы нацелены на то, чтобы информация консолидировалась вокруг больших компаний и их сайтов, а сами пользователи не переходили на другие веб-ресурсы, и получали все что им нужно на одной большой платформе вроде Google.

Является ли это монополией? Да. Но это совсем не новость. Власти Европейского Союза и США неоднократно призывали свои антимонопольные комитеты проверить Google, согласно правилам открытой конкуренции на рынке, не говоря уже о многомиллиардных штрафах, которые получала американская компания, за то что якобы незаконно устанавливала свои приложения и сервисы в гаджеты самых популярных производителей с помощью Android.

К слову, главная дочерня компании Google — Android, — которая за 11 лет своего существования успела создать самую популярную в мире операционную систему для мобильных устройств, cыграла немалую роль в укреплении позиций Google на мировом рынке. Благодаря миллиардам активных устройств на этой ОС, сервисы Google расширялись и проникли буквально в каждый уголок планеты.

Это привело к тому, что сегодня наиболее продаваемые гаджеты уже с завода комплектуются пакетом Google, а YouTube является практически безальтернативным вариантом даже для «яблочников».

По иронии судьбы, расследование WSJ опубликовали ровно через день после того, как 50 генеральных прокуроров США заявили о намерении расширить антимонопольное расследование о деятельности поисковой платформы Google и Android.

Вызывает опасение и тот факт, что действующий президент США консерватор Дональд Трамп все чаще выступает на стороне компаний из Кремниевой долины, а одна из лидеров Демократической партии Элизабет Уоррен настроена против больших корпораций, в том числе Google, предлагая ввести против них жесткие ограничения, и даже разделить на несколько самостоятельных предприятий.

Да, капитализация материнской компании Google — Alphabet составляет около $900 млрд, и, да, некоторые американские политики США хотят, чтобы большие предприятия платили больше налогов в бюджет государства, позволяли развиваться другим игрокам и т. д. Но, сегодня именно такие корпорации диктуют свои правила и, в большинстве случаев, могут договариваться с властями на тех или иных условиях, сохраняя при этом свое влияние.

Похожая ситуация происходила с корпорацией Microsoft в начале 2000-х, когда Министерство юстиции США признало монополию Microsoft и обязало разделиться на несколько меньших компаний. Менеджеры Microsoft решили проблему просто, — открыли исходный код своих программных интерфейсов для сторонних разработчиков и, формально, дали возможность развития конкурентам.

Sarah Grillo/Axios

Фото: Sarah Grillo/Axios

Кто еще «монополист»?

Google хоть и наиболее влиятельный, но пока не единственный игрок, который формирует информационную повестку дня для миллионов пользователей сети. Обвинения в монополии и серьезные судебные тяжбы за распространение политической рекламы в свое время недавно преследовали и Facebook.

Летом прошлого года журналист британского телеканала Channel 4 провел аналогичное с WSJ расследование о том, как алгоритмы и модераторы ранжируют информацию в Facebook. Оказалось, что вопреки правилам соцсети о запрете публикации материалов, которые включают «язык вражд, запугивание, отчуждение и содействие насилию в реальном мире», модераторы Facebook пропускали контент со сценами насилия над детьми, расизмом, жестокостью и различными проявлениями ксенофобии.

«Это действительно негативные, действительно опасные материалы, которые привлекают на платформу заинтересованных людей. Facebook понимает, что их аудитории желательно проводить больше времени на сайте, если они хотят строить бизнес на рекламе», — говорил бывший инвестор Facebook Роджером Макнами.

Правда, у Google в этом плане есть преимущества перед Facebook: поскольку поисковик отвечает лишь за индексацию контента, а не за ее публикацию на какой-либо платформе, компанию сложнее обвинить в распространении дезинформации или запрещенного контента. Хоть Google и напрямую влияет на то, сколько людей могут видеть этот контент.

Правила корректности информации «в своем монастыре» устанавливает и Apple: когда в 2010-м журналист издания Gawker Райан Тейт написал email Стиву Джобсу с критикой того, что Apple ограничивает свободы человека, блокируя приложения с порно, Джобс ответил: «это (отсутствие порно — ред.) будет беспокоить вас больше, когда у вас появятся дети».

Как уже писало НВ, после недавнего расследования медиков США о вреде вейпинга, действующее руководство Apple также удалило все вейп-приложения из онлайн-магазина App Store, что вызвало неоднозначную реакцию у пользователей платформы.

iphones.ru
Фото: iphones.ru

Конечно, действия Apple на первый взгляд кажутся более гуманными, чем «зловещие» алгоритмы Google и Facebook, но даже «белые и пушистые» представители Купертино имеют рычаги влияния на свою аудиторию и, в некоторой степени, заставляют пользователей уделять своим продуктам больше внимания. Летом 2019-го украинский IT-стартап подал в суд на Apple (и позже выиграл это дело) из-за злоупотребления монополией в App Store.

Команда Kidslox, которая разрабатывает одноименное приложение родительского контроля и помогает ограничивать время пользования гаджетами, заметила, что в App Store начали ограничивать подобные сервисы, а со временем даже удалять их. Как выяснилось, Apple не выгодно, чтобы дети и взрослые проводили меньше времени за их устройствами и реже пользовались фирменными приложениями.

Таких примеров — масса, начиная от популярных приложений, которыми пользуются педофилы на разных платформах, и заканчивая до сих пор разрешенным порно-контентом в Twitter.

Выбирая свою онлайн-площадку, будь-то Google или Bing, Facebook или Twitter, App Store или Play Market, человек по определению принимает ее правила и, в любом случае, потребляет именно тот контент, который для него предусмотрен.

Грань между нарушением прав своей аудитории и политикой сервиса очень размыта, и, вне зависимости от монополии той или иной интернет-компании, ответственность за потребление конкретной информации лежит только на самих пользователях. В связи с этим, для конечного потребителя критическое мышление и информационная гигиена играют гораздо большую роль, чем новые алгоритмы Google или Facebook.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Делитесь материалом




Радіо НВ
X